2019-04-15

15 апреля 2019 — Новости Дня — Последние новости России и мира сегодня 15 апреля по состоянию на 07-00 мск

Share
Tweet
Share
Share
Email
Comments

Северный морской путь — каботажная линия России

Арктика – территория диалога

15 апреля 2019 — Новости Дня — Последние новости России и мира сегодня 15 апреля по состоянию на 07-00 мск

‘Россия. Архангельск. 29 марта 2017. Телеведущий, заместитель директора ГТК Телеканал

9-10 апреля 2019 г. в Петербурге прошел V Международный арктический форум «Арктика – территория диалога», объединивший работу  органов государственной власти, международных организаций, представителей научных и бизнес-сообществ, массмедиа России и многих зарубежных стран. Главный  девиз и главная тема форума – «Арктика  –  территория диалога. Арктика – океан возможностей».  Деловая  программа включала  три трека: 

– Прибрежные территории;

– Открытый океан;

– Устойчивое развитие.  

Проявленный в ходе подготовки большой интерес, резко выросшее число заявок  гостей и участников форума привели к решению о его переносе из планировавшегося Архангельска в Санкт-Петербург.

В форуме участвовали главы государств и правительств скандинавских стран: финский президент Саули Ниинистё, премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг, премьер-министр Швеции Стефан Лёвен, исландский президент Гудни Йоханнессон.  

Россия в лице президента Путина поставила в центр внимания форума инвестиции, экологию, торговлю, права коренных северных народов. Скандинавские лидеры согласились с этими приоритетами, и хотя на пленарном заседании под закадровым давлением США (оно выражалось в наборе вопросов западных корреспондентов) упомянули «проблему Крыма», но быстро перешли к реальной «арктической работе». 

Новрвежская Dagbladet пишет: «Выезд Эрны Сульберг на ледокол «Красин» был очень символичен. Ведь она отправилась в Россию именно затем, чтобы ломать лед… После визита Эрны Сульберг в Россию чувствуется какое-то облегчение. И дипломаты, и норвежские бизнес-лидеры выражают надежду, что самые суровые морозы в отношениях между Россией и Норвегией вот-вот подойдут к концу». В том же ключе высказался президент Финляндии Саули Ниинистё: «Необходимо найти общий язык, несмотря на напряженность в отношениях между Россией и Западом»

Переведя дискуссию в практическое русло, президент РФ подчеркнул, что темпы потепления в Арктике в четыре раза превосходят аналогичные по миру, но климатический вызов оборачивается и новыми возможностями – судоходство по Севморпути в ближайшее время может стать круглогодичным. Уже сейчас объем трафика в 20 млн тонн/год в три раза перекрыл рекорд Советского Союза 1987 года, а к 2025 году он должен достигнуть 80 млн. тонн.

На форуме обсуждались проблемы добычи нефти и газа в Арктике, отношения с ОПЕК, но  именно  вопрос о Северном морском пути, о его преимуществах интересовал участников больше всего. Он и попал в фокус внимания СМИ, где сошлись разные точки зрения. Washington Examiner (США), например, процитировала командующего  ВМС США в Европе и Африке адмирала Джеймса Фогго: «Эта территория [Арктика] не принадлежит никому.  К ней должен быть свободный доступ у всех стран Арктического совета, членом которого мы являемся»

Однако РФ подошла к «морским вопросам» Арктического форума хорошо подготовленной. Один из его участников, министр транспорта РФ (2004-2012 гг.), ныне помощник президента России Игорь Левитин, выступая с программным докладом на конференции Общероссийского движения поддержки флота, прошедшей незадолго до форума в Санкт-Петербурге, сформулировал позицию  российских моряков. США выпустили массу заявлений о «всеобщности Арктики», но у них самих с 1920 года действует закон о каботаже («движение коммерческого грузового,  пассажирского судна между морскими портами одного и того же государства»), требующий  «осуществлять каботаж только своими судами».

Весь Северный морской путь, от Мурманска до портов Дальнего Востока, – каботажная линия России. При этом  уровень перевозки 80 миллионов тонн/год по Севморпути – это национальный проект, уточнил Игорь Левитин. Выполнение на первых порах потребует анализа, какой класс судов у России отсутствует и составления списка исключений с допуском иностранцев, например, на три года. Однако эти исключения будут рассматриваться на основе закона, утверждающего  полное, неотъемлемое право России на свой Севморпуть.

Знание истории «владычицы морей» Великобритании тоже помогает кое-что понять. Например, затёртую фразу о «невидимой руке рынка», которая «сама всё расставит», повторяли бессчётное множества раз, но недосуг было задуматься о связи этого тезиса с морем. Ведь это был фрагмент речи Адама Смита, затем его статьи, восхвалявшей «Навигационный акт» (1651) Кромвеля. По этому «Акту» товары ввозились в Англию только на английских судах. Было там несколько исключений, но каботажное плавание осуществляли только английские суда! Трудно назвать что-то, более противоречащее свободе торговли. Адам Смит остаётся, конечно, столпом экономического либерализма, но ради интересов британского флота он попирал все либеральные каноны. Потому призывы открыть российскую Арктику, сделав её «общечеловеческим достоянием», рядом с цитатами о «невидимой руке рынка» – это очередное жульничество.

На конференции Общероссийского движения поддержки флота вице-президент Объединённой судостроительной корпорации Дмитрий Колодяжный, рассказывая о программах строительства военных, торговых, промысловых судов, не забыл и новый их класс: корабли для арктического морского туризма, ставшего в США и Канаде многомиллиардным бизнесом. На той же конференции руководитель Администрации морских портов Охотского моря и Татарского пролива Николай Татаринов объяснил суть «курильского вопроса»: «Японцам нужны не острова, а проливы меж ними!» Здесь – важнейшее продолжение Севморпути к портам Приморья, Приамурья, Сахалина, богатейшему гидробионтами Охотскому морю, вообще – один из важнейших мировых маршрутов. И самые сложные погодные условия – шторма, туманы, с мостика не видно своего флагштока. Обладание Курилами позволяет по обстановке выбирать маршрут: западнее, по Охотскому морю, или восточнее – по океану. Установив на островах станции автоматизированной проводки судов, японцы стали бы контролировать весь трафик вдоль Курил. И как судам, прошедшим Арктику, дойти до Приморья, Кореи, важнейших портов Восточной Азии, решать будут всегда хозяева проливов.

Игорь Шумейко, по материалам: Фонд стратегической культуры

ПАНИКЕРЫ ПРИДУМАЛИ ДЛЯ РОССИИ НОВУЮ КАТАСТРОФУ

15 апреля 2019 — Новости Дня — Последние новости России и мира сегодня 15 апреля по состоянию на 07-00 мск

Теперь мы все должны умереть потому, что иностранцы закрывают свои бизнесы в России.

 

В своей колонке на РИА Новости текущий расклад со складывающимся положением в экономике страны прекрасно сформулировал Виктор Мараховский. Его определение просто невозможно не процитировать:

«У отечественных СМИ есть целая армия актуальных паникеров по вызову. Есть паникеры по флоту и есть паникеры по космосу с авиацией. Есть паникеры по сельскому хозяйству. Есть специальные паникеры по Крымскому мосту. Есть паникеры по Курилам, паникеры по Сибири, паникеры по китам и паникеры по котам».

 

Они активизируются в зависимости от текущей повестки, рассказывая — почему вот сейчас ну точно наступит непоправимая катастрофа. А когда говорить почему-либо становится не о чем, к микрофону выходит похоронная команда финансистов. Что у нас еще плохого? Оказывается, прямые иностранные инвестиции в уставные капиталы российских компаний нефинансового сектора в 2018 году упали на 6,5 млрд долларов, чего не случалось аж с 1997 года. Ну, и дальше, как водится, звучит сакраментальное — теперь уж точно «фсё»!

 

И ведь всё сказанное, на первый взгляд, полностью соответствует истине. Отчет ЦБ РФ цифры подтверждает. Правда, если читать внимательно, речь там идёт несколько про другое. Инвесторы всего-навсего изъяли вложений на 22,4 млрд долларов, тогда как новых принесли на 15,9 млрд долларов. Разница как бы имеет место быть, но вот то ли она означает на практике — давайте разберёмся вместе.

 

Кто и почему решил, что инвестиции являются просто другой формой обозначения благотворительности — до сих пор остается загадкой. В реальной жизни деньги приносят исключительно с целью заработать, то есть — забрать потом больше вложенной суммы. Без разницы, по истечению какого-то времени разом или с некоторой периодичностью частями. Главное — в порядке вещей все инвестированное, в конечном счете, изымается назад.

 

Другой вопрос — как именно. Некоторым ответом на него служит понятие накопленных прямых иностранных инвестиций как своего рода простой математический баланс между тем, что в бассейн налилось, и объёмом за тот же временной период через другую трубу утекшего.

 

Так вот, Лаборатория международного движения капитала МГИМО МИД РФ посчитала, что прямых иностранных инвестиций на 1 января 2016 года в России было накоплено на 347,6 млрд долларов. Несмотря на все санкции и глобальный мировой кризис капитализма, на начало 2017 года эта цифра достигла 477,6 млрд, а на 1 января 2018 — 535,2 млрд долларов США.

 

Общее положение с движением инвестиций в мире постоянно меняется. К примеру, первое десятилетие нынешнего века характеризовалось масштабными вложениями американских капиталов в другие рынки. Преимущественно в азиатские. Но геополитические события 2012−2018 годов характер процессов существенно изменили. Особенно явно с 2014 по 2016 год, где США вывозили денег в среднем вдвое меньше, чем забирали. Например, в 2015 Америка инвестировала за рубеж 200 миллиардов, а привлекла к себе 502, в 2016 — 349,8 и 743,4 млрд долларов соответственно.

 

Но уже в 2017 картина стала иной. Вывезено 1,2 трлн долларов, а ввезено 1,58 трлн долларов. В основном за счет осушения Евросоюза, где американских капиталов на данный момент осталось менее 10% от уровня десятилетней давности. Впрочем, у ЕС из-за Brexit происходит собственное внутреннее перераспределение денег. Они массово бегут из Лондона в новый финансовый центр — Люксембург (рост притока прямых инвестиций с 0,1 млрд долларов в 2015 году до 2,1 млрд — в 2017 году). За ним следуют Париж и Франкфурт-на-Майне.

 

Страны БРИКС на общем фоне остаются огромной зоной нестабильности даже по сравнению с рынками Азии. Все вместе, включая Китай, они занимают 15% мирового объема движения капиталов, сократившись на 4 процентных пункта относительно уровня 2016 года. Результат в значительной степени определяется изменением инвестиционной политики КНР, власти которой официально ужесточили политику ограничений по сферам и объёмам внешних вложений в пользу стимулирования притока иностранного капитала к себе. Но оказались втянуты в полномасштабную торговую войну со своим главным торговым партнером — США, существенно перекрывшим объемы потока американского капитала в китайский бизнес.

 

На этом фоне нынешнее положение России является не просто стабильным, есть все основания считать его динамику весьма и весьма позитивной. Несмотря на пеструю разнонаправленность денежных потоков, в общей сумме общий объем накопленных прямых иностранных инвестиций в РФ за три последних года увеличился в 1,53 раза. Где здесь основания для истеричного трагического заламывания рук — остаётся решительно непонятным.

 

Впрочем, чтобы не палиться на очевидных цифрах, паникеры по вызову сейчас перешли к игре в наперстки благодаря некоторой мутности типичных бухгалтерских понятий. Вместо просто инвестиций они заговорили о якобы крахе их портфельной части. В качестве примера используя известное решение об уходе из России корпорации «Форд». И ведь она на самом деле свой бизнес у нас решительно сворачивает. Из всех её площадок останется работать только выпуск лёгких коммерческих грузовиков, тогда как производство легковушек закроется совсем.

 

Правда, аналогичная судьба ожидает и все её заводы в Европе, но в данном случае важно другое. Вместо уходящего «Форда» в Россию вернулись «Мерседес», «Опель» и ряд других ведущих мировых производителей. Так что в целом, даже если смотреть только на портфельные инвестиции, они по-прежнему накапливаются. В январе 2016 их было 141 млрд, в январе 2018 стало 230,7 млрд долларов.

 

В таком случае вопрос имеется — откуда, кем и с какой целью провоцируется паника? А из мелкой повседневной текучки, к тому же взятой явно фрагментарно. Во-первых, большинство международных инвесторов на поверку оказались либо американскими напрямую, либо находящимися под сильным, часто подавляющим, американским публичным и непубличным давлением.

 

Введение Вашингтоном различных санкций вынудило их из прямых активов, попавших под ограничения российских компаний, выходить. Часто с закрытием юридических лиц, посредством которых их хозяйственная деятельность осуществлялась ранее. В частности, за 11 месяцев 2018 года, по данным Росстата, в России фирм с иностранной собственностью было ликвидировано 14,4 тысячи.

 

Но что любопытно, вместе с тем было открыто 7,4 тыс. новых, а приток новых капиталов, хоть и снизился, тем не менее в целом по-прежнему сохранился. Если в период 2005—2013 годов в среднем инвесторы приносили в Россию по 10,5 млрд долларов ежеквартально, то сейчас (с 2014 по 2018) в страну поступает в среднем по 4,5 млрд каждый квартал.

 

Оно как бы вот оно — сокращение, вдвое, что и требовалось доказать! Но за кадром остается небольшой, но важный нюанс. Деньги закрывающихся иностранных компаний в стране продолжают оставаться. Они лишь перераспределяются в коммерческую недвижимость, где ведущие иностранные инвесторы (Hines, PPF Real Estate, Raven Property Group, арабский фонд Mubadala Investment Company) свои портфели активно наращивают. К примеру, компания PPF Real Estate приобрела торговый комплекс «Невский центр» в Петербурге, а французская Leroy Merlin прикупила долю акций в финской сети гипермаркетов K-Rauta.

 

Во-вторых, картину серьёзно путает крушение мировой системы оффшоров. Не то чтобы фатальное, однако по сравнению с положением дел двадцать лет назад, условия ведения дел с ними во всем мире существенно меняются, тем самым вынуждая владельцев размещенных в них денег заниматься переделкой схем хранения и движения капитала.

 

Не стоит забывать, что больше половины поступающих в Россию иностранных инвестиций приходят как раз из оффшорных зон, в первую очередь Кипра, Люксембурга, Багам и Бермудов. Целый ряд перемен в этой области в течение последних двух лет вызван процессом деофшоризации российского бизнеса, то есть перевода его из иностранной в российскую юрисдикцию, тем самым лишая процедуру реинвестирования денег статуса притока иностранного капитала. По большому счету они и раньше на добрую половину общего объема являлись сначала из России выведенными, но тогда считались, при возврате, учитывались как иностранные инвестиции.

 

В результате выходило, что, скажем, Кипр с размером собственного ВВП в 16,5 млрд евро в 2013 году инвестировал в Россию 22,6 млрд долларов. Как так? Экономика страны полностью пахала на вложения, а разницу киприоты еще на стороне одолжили? Всё становится понятным, если взглянуть на график общего объема депозитов, размещенных иностранными резидентами в кипрских банках. В 2011—2012 годах чужих денег там откуда-то взялось в объеме свыше 70 млрд евро. Теперь изрядная их часть снова считается российской.

 

Ну, и в-третьих, активно набирающий сейчас темп распада глобальной мировой экономики на самостоятельные изолированные кластеры действительно отражается на движении денег. Складывающиеся новые финансовые центры некогда общий свободно перетекающий между рынками капитал начинают делить и у себя заначивать. В части рынка БРИКС темпы роста иностранных инвестиций в развивающиеся страны действительно просели с 4,6% до 3% в год.

 

Однако это совершенно не означает какую-то особую ошибочность именно российской экономической или международной политики. Да, к нам притекло за 2018 год на 6 млрд долларов меньше, но так ведь из-за глобальных причин обмелело у всех. Да и насчет усыхания, кстати сказать, процедура импортозамещения теснейшим образом сопряжена с вытеснением иностранных компаний из ряда рынков, а также расширением российских инвестиций за рубежом.

Если на начало 2016 года Россия в экономики других стран имела вложений на 367,5 млрд долларов, то в январе 2018 их размер достиг 470,8 млрд долларов. Согласно нормам финансового учета по меньшей мере 2/3 этой разницы в 103 млрд формируется российскими оффшорными капиталами, изменившими направление инвестирования с России на Турцию, Европу, страны Африки и другие зарубежные рынки.

 

Резюмируя сказанное следует признать — никакой такой проблемы с этими 6,5 млрд долларов падения притока иностранных инвестиций в Россию нет. Обычный текущий рабочий процесс. Экспорт продовольствия увеличивается. Газовую экспансию в Европу остановить не удалось. Американский конгресс прямо говорит о явной усталости от бесполезности попыток расширения антироссийских санкций. А паникёрам как-то надо отрабатывать свой хлеб. Вот и приходится цепляться хоть за что-то.

Ссылка на источник

НЕФТЕПРОВОД. КАК НИ СТРАННО, ЛУКАШЕНКО ПОДАЛ ОТЛИЧНУЮ ИДЕЮ

15 апреля 2019 — Новости Дня — Последние новости России и мира сегодня 15 апреля по состоянию на 07-00 мск

Действительно, почему бы не начать ремонт изношенного нефтепровода, но только на территории России?

 

На самом деле, президент Белоруссии Александр Лукашенко подал отличную идею — если нефтепровод прохудился, то его надо отремонтировать. Это отличная идея, просто отличная.

Помню, в мою бытность сотрудником администрации белорусского президента на одном из совещаний с участием главы администрации Михаила Мясниковича второй час шла безуспешная борьба со схемой проведения одного из массовых мероприятий в белорусской столице с участием президента. Казалось, тупик и срыв мероприятия неминуем.

 

Однако молчавший до этого все время министр культуры Александр Сосновский сказал: «Да что тут думать» и в течение пят минут нарисовал всю схему многочасового мероприятия. На что Михаил Владимирович отреагировал спокойно: «Опыт не пропьешь» и поставил свою визу на документе — в работу. Так я познакомился с одной из классических фраз административного русского, наряду с фразой про «три конверта».

 

Напомню предложение президента Белоруссии:

 

«Если нужно поставить на ремонт нефтепроводы и нефтепродуктопроводы, которые идут через Беларусь, ставьте и ремонтируйте».

Все почему-то подумали, что президент Белоруссии обратился к местным чиновникам, даже вице-премьер белорусского правительства, как в том анекдоте про медведя, волка и лося, оказавшихся волею судеб в одной яме, зачем-то отреагировал:

 

«Действующий нефтепровод, который проходит по территории Беларуси, функционирует, но нуждается в дополнительном регламентном обслуживании, потому что эксплуатируется длительное время. Были определенные выводы наших инженеров и технических сотрудников, что этот нефтепровод необходимо было закрыть на регламентные ремонтные работы еще полтора года назад».

Никто и не понял, что на самом деле Александр Лукашенко обратился к российскому правительству, мол, если нужно поставить на ремонт нефтепроводы и нефтепродуктопроводы, которые идут через Беларусь, ставьте и ремонтируйте. Ничего страшного.

И это единственно правильная трактовка слов белорусского президента. И думаю, что он с этим согласится. Потому что в противном случае, если его слова были действительно обращены к белорусским исполнителям, то они выглядят как угроза в адрес России. Угроза в адрес российских нефтяных ТНК заключается в том, что они не смогут выполнить своих обязательств по поставке нефти своим европейским партнерам.

 

Угроза в адрес России состоит в том, что благодаря решению белорусского президента, еще больше усилится геополитическое напряжение между Россией и Западом, только спровоцировано на этот раз оно будет в Белоруссии.

 

Но если кто-то угрожает России, то и Россия в ответ может предпринять определенные действия, которые на корню снимут любую угрозу. В данном случае, остановка транзита нефти по системе нефтепроводов через Белоруссию будет означать остановку белорусских НПЗ и мгновенное проседание всей финансовой системы республики, так как именно торговля российской нефтью и нефтепродуктами из российской нефти с Западом дает около 45−50% белорусской валютной выручки. Тут и говорить нечего.

Поэтому если Россия перекроет нефтяные трубопроводы на своей территории в ответ на совсем конкретные угрозы официального Минска — это одна песня. Но если в контексте реализации пожеланий белорусского президента — совсем другая.

 

В любом случае, чтобы вернуть разговор в соответствующую союзническим отношениям двух братских стран «тональность», как выразился пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, и чтобы он оттуда в дальнейшем не выходил, рассмотреть вопрос о снижении поставок нефти в республику с 24 млн тонн до 16−18 млн тонн, возможно, было бы целесообразно, чтобы впредь исключить любые неясности в толковании минских спичей.

Ссылка на источник

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *